Teisė
Teisė
Download

Teisė ISSN 1392-1274 eISSN 2424-6050

2019, Vol. 112, pp. 237–246 DOI: https://doi.org/10.15388/Teise.2019.112.14

Бездействие как юридический факт в гражданском праве (на примере Республики Беларусь)

Анна Анатольевна Шафалович
кандидат юридических наук
доцент кафедры теории и истории права
УО «Белорусский государственный экономический университет»
Тел.: +375291064734
E-mail: <shafalovichy@gmail.com>

Neveikimas kaip juridinis faktas civilinėje teisėje (Baltarusijos Respublikos pavyzdžiu)

Kitaip negu kiti teisės mokslai, civilinė teisė nesukūrė bent kiek labiau apčiuopiamos ar reikšmingos neveikimo kaip juridinio fakto teorijos. Šiuo straipsniu siekiama pašalinti šią spragą. Atlikusi tyrimą, autorė atskleidžia neveikimo kaip juridinio fakto šakinius civilinės teisės ypatumus ir daro išvadą, kad tai yra ypatingos rūšies veikla, tam tikrais atvejais turinti veikimo požymių.
Pagrindiniai žodžiai: juridinių faktų teorija, neveikimas, veikimas, veika, civilinė teisė, teisinis santykis.

Inaction as a Legal Fact in Civil Law (on the Example of the Republic of Belarus)

Unlike other legal sciences, the science of civil law did not produce any meaningful theory of inaction as a legal fact. The purpose of this article is to fill in this blank space. As a result of research, the author exposes certain features of the legal fact of inaction in the branch of civil law and draws conclusions regarding it – as a special type of act, in a number of cases having signs of action.
Keywords: theory of legal facts, inaction, action, act, civil law, legal relationship.

Received: 12/03/2019. Accepted: 19/06/2019
Copyright © 2019 Shafalovich Hanna. Published by
Vilnius University Press
This is an Open Access article distributed under the terms of the Creative Commons Attribution Licence, which permits unrestricted use, distribution, and reproduction in any medium, provided the original author and source are credited.

В области гражданского права проблеме бездействия посвящены единичные работы, например, кыргызской исследовательницы А. Х. Махиевой1, российских авторов А. А. Харитоновой2 и Ю. Ю. Калусова3, изучавших бездействие в аспекте правореализации, гражданско-правовой ответственности в поведенческом аспекте. Лишь недавно обозначился интерес к бездействию в контексте теории юридических фактов, в то время как равновесный ему вид юридических фактов «действие» изучен давно и подробно.

Упомянутые выше спорадические исследования бездействия в гражданском праве не привели к выработке в цивилистике сколько-нибудь определенной концепции юридического факта бездействия. Не выявлены отраслевые, гражданско-правовые особенности и признаки бездействия, не осуществлена его классификация, соответственно, не выработаны основные пути и средства преодоления его негативных последствий. Более того, до сих пор цивилистикой не выработано приемлемое определение бездействия. Данная статья призвана восполнить указанные пробелы.

Бездействие в отраслях права, которым свойственно государственное обвинение, именуется не иначе, как «преступное бездействие». В науке гражданского права уже преодолено понимание бездействия по аналогии с ними: исключительно в противоправном аспекте. Но до сих пор в цивилистике доминирует понимание бездействия как негативного юридического факта – факта отсутствия действия со стороны специального, обязанного субъекта, которое заключается в том, что лицо не выполняет или ненадлежащим образом выполняет возложенную на него обязанность, в результате чего причиняется вред объектам охраны права или создается угроза причинения такого вреда.

Негативным юридическим фактом является бездействие государственных органов и их должностных лиц. Вред, причиненный (в том числе в гражданском обороте) гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного управления и самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего законодательству акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления, подлежит возмещению, согласно ст. 938 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК РБ)4. Если в науке административного права бездействие изучается как одна из правовых форм поведения административно-публичных органов и их должностных лиц в процессе осуществления ими властно-публичной деятельности, то в науке гражданского права оно не подвергалось специальному комплексному исследованию. В этой связи возникает актуальнейший для юридической практики вопрос о комплексных, межотраслевых гарантиях правовой защиты граждан, их прав и свобод от бездействия должностных лиц, от их властного усмотрения.

А. А. Харитонова интуитивно понимает, что «противопоставление действия бездействию в гражданском праве носит иной характер, нежели в уголовном, налоговом или административном праве»5, но не уточняет, в чем эта особенность состоит. Попытаемся разобраться в данном вопросе.

Во-первых, известно, что бездействие в гражданском праве и смежных с ним отраслях права может выступать как правомерный факт. Таковым является, например, пропуск срока исковой давности, отказ от привлечения к гражданско-правовой ответственности, и в этом состоит главное отличие гражданско-правового понимания юридического факта бездействия. Выявление этой особенности является главным достижением исследователей бездействия в гражданском праве. Между тем, некоторые авторы до сих пор отрицают возможность позитивного бездействия6 или утверждают, что бездействие не подлежит нормативно-правовой регламентации.

В свою очередь, мы доказываем наличие позитивного бездействия в гражданском праве следующим образом. В структуре субъективного права, помимо активного правопользования, есть и пассивное правопользование (правомочие отказаться от использования своего права). Последнее выражается только в позитивном бездействии. Думаем, частота использования субъектами гражданско-правовых отношений этого типа поведения едва ли уступает частоте использования активного правопользования.

Во-вторых, как несколько парадоксально отмечает А. А. Харитонова, «действие многих гражданско-правовых конструкций построено именно на бездействии»7: например, в договорной практике распространено правило, согласно которому, при отсутствии заявления одной из сторон о прекращении договора по окончании срока его действия, он считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, какие были предусмотрены договором. Это правило, в частности, действует в отношении продления договора найма жилого помещения (ст. 642 ГК РБ), договора банковского вклада (депозита) (ст. 773 ГК РБ) и др.

В-третьих, исследуя бездействие в контексте теории юридических фактов, следует помнить, что в правоотношениях имеет значение только юридически значимое бездействие, то есть бездействие, влекущее движение правоотношений, субъективных прав и обязанностей. Бездействие способно иметь юридические последствия в силу закона. Например, в силу п. 3 ст. 159 ГК РБ, молчание в случаях, предусмотренных законом, признается способом выражения воли совершить сделку. Здесь юридический факт бездействия является положительным юридическим фактом. Таким образом,, с точки зрения классификации юридических фактов имеют место два вида бездействия: позитивный и негативный.

В-четвертых, в ряде случаев бездействие правомочного лица, несмотря на то, что само по себе не изменяет правоотношения, влияет на гражданско-правовые права и обязанности третьих лиц. Имеется в виду юридический факт-состояние бездействия собственника по отношению к недвижимому имуществу, когда собственник не пользуется и не распоряжается им. Действующее гражданское законодательство, а именно ст. 210 ГК РБ, не запрещает собственнику бездействовать длительное время, при этом не исполняя и обязанности, вытекающие из такого права (например, несение расходов на содержание имущества и его охрану, уплату налогов и т. п.). Подобная правовая неопределенность в отношении права собственности на недвижимое имущество – даже при нарушении норм и иных отраслей законодательства (жилищного, экологического и др.) – может длиться долго, что не может не отражаться на правах третьих лиц. Однако действующее законодательство не содержит конкретных правил ее устранения в осуществлении права собственности при бездействии собственника. Вместе с тем, п. 2. ст. 8 ГК РБ предусматривает, что отказ лица от осуществления принадлежащего ему права (т. е. бездействие по отношение к своему праву) не влечет прекращения этого права и содержит оговорку «за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами».

Законодатель оставляет за собой право определять условия этого. Ст. 236 ГК РБ предлагает закрытый перечень оснований для прекращения права собственности. В данном случае гражданско-правовые нормы не содержат прямого указания на такие причины, как бездействие, пренебрежение правомочного лица своим правом. Таким образом, само по себе бездействие собственника по отношению к своему имуществу не может привести к утрате права на него8.

Часто под бездействием понимают поведение, не имеющее внешнего выражения. Между тем, полагаем, к бездействию должны быть отнесены также факты активного поведения, не приведшие к конечному выполнению установленных законом или гражданско-правовым договором обязанностей. Здесь юридический факт бездействия также является положительным юридическим фактом, хотя и имеет негативные последствия для существующих гражданско-правовых правоотношений. Назовем такое бездействие частичным в отношении к полному бездействию, не имеющему внешнего поведенческого выражения.

По мере изучения бездействия в гражданском праве нам приходилось сталкиваться с ситуациями, когда авторы настолько увлекались поиском отраслевых особенностей бездействия в гражданском праве, что не были осведомлены о наработках общеправовой теории юридических фактов. Так, случалось, что на защиту вместо новаций выносились априорные положения. Например, А. Х. Махиева утверждает: «…Автором обосновывается целесообразность использования категории „бездействие“ и объединения действий и бездействий субъектов гражданских правоотношений в единую категорию „деяния“ в системе юридических фактов гражданского права»9. Отметим, что это сделали еще представители советской теории юридических фактов.

Предлагаем следующую классификацию бездействия в гражданском праве:

– по критерию длительности можно выделить: одномоментное бездействие и длящееся (состояние бездействия);

– по формам реализации права бездействия бывают: в форме соблюдения правовых запретов; в форме неиспользования своих прав, предусмотренных уполномочивающими нормами10. Очевидно, что здесь речь идет о правомерном бездействии. И. А. Есипова полагает, что правомерное бездействие – это лишь воздержание от совершения нежелательных действий (соблюдение запретов)11. Мы же, признавая третьей формой бездействия в гражданском праве использование пассивных прав (например, быть выбранным в члены правления), считаем недопустимым использование термина «воздержание» в качестве синонима термину «бездействие», поскольку в таком случае упускаются из виду возможные элементы активного поведения;

– по характеру поведения или по содержанию различают: полное и частичное бездействие или, другими словами, чистое и смешанное бездействие. Причем, смешивать эти виды с бездействием, реализуемым в активном и в пассивном поведении, не следует, поскольку эти виды выявляют хотя и близкие, но различающиеся аспекты бездействия, что видно из нижеследующего.

Обратимся к вопросу о парной связи «действие – бездействие». А. Д. Прусаков отмечает, что «нет ни одной работы, в которой бы исследовались именно юридически значимые действие и бездействие как формы соответствующего поведения, прослеживалась бы их взаимосвязь, взаимообусловленность и взаимозависимость. О парности соответствующих категорий вопрос также не поднимался»12. В свою очередь, парную связь бездействия с действием он определяет следующим образом: «Если субъект имеет возможность или обязанность действовать, но не делает этого, имеет место быть бездействие. Если возможность (или обязанность) реализована – речь идет о действии»13.

Нам эта правовая связь «действие – бездействие» представляется более сложной. В определенных случаях бездействие можно фактически приравнять к действию: уклонение от выполнения определенных действий, например, от выполнения обязательств по гражданско-правовому договору или законодательству (например, уклонение от приведения ранее заключенных гражданско-правовых договоров в соответствие с изменившимся гражданским законодательством) равнозначно бездействию. Условно, уклонение от уплаты налогов равнозначно неуплате налогов. Другими словами, бездействие выражается не только в пассивном поведении, но и в активном поведении, когда лицо выполняет возложенные на него правовые обязанности либо не до конца, либо ненадлежащим образом, либо уклоняется от возложенных на него обязанностей, не выполняя их с помощью конкретного способа, необходимого по закону или договору. Такое сочетание активных и пассивных актов поведения получило название «смешанного бездействия», при котором необходимое действие выполнятся не в полном объеме или ненадлежащим образом, тогда как при «чистом бездействии» не выполняется вообще14.

По мнению А. А. Рудавина, в современной юриспруденции традиционное деление юридически значимого бездействия на «чистое» (полное ничегонеделание) и «смешанное» (сочетание полного и частичного неисполнения обязанности) подвергается переосмыслению по причине «неотражения сущности и содержания конкретной разновидности пассивного преступного поведения»15. Так, Ю. И. Симонова, исходя из факта наличия или отсутствия в акте бездействия элементов активного поведения, помимо «чистого» и «смешенного» бездействия, выделяет их промежуточную форму – «бездействие с элементами активного поведения»)16, что нам представляется излишним, поскольку повторяет понятие смешанного бездействия.

Как отмечает А. А. Рудавин, «в основе классификации бездействия должна лежать степень выполнения обязанности: полное бездействие (неисполнение обязанности, сопряженное с абсолютным деятельным игнорированием, составляющих содержание такой обязанности действий), частичное бездействие (ненадлежащее исполнение обязанности)»17. Причем, он предлагает различать «уклонение или бездействие путем действия» в пассивной и активной форме. «Ненадлежащее исполнение юридически предписанных обязанностей как разновидность пассивного преступного поведения – это совокупность действий, непосредственно связанных с возложенной на лицо обязанностью, направленных на ее исполнение, но в силу низкого качественного уровня (порока субъекта-получателя, предмета, способа исполнения, места, времени) или несоблюдения объема необходимых (достаточных) действий, не способных привести к достижению общественно полезного результата (реализации обязанности)»18. Думаем, эти предложения А. А. Рудавина следует распространить и на гражданское право.

Из вышеуказанных моментов можно вывести вторую особенность юридического факта бездействия, относимую не только к гражданскому праву, – а именно, невозможность четко противопоставить действие бездействию, тем самым, отметив континуальный характер последнего. Неслучайно Ю. В. Истомина отмечала: «Являясь разновидностью поведения, бездействие не имеет абсолютного характера, оно всегда относительно и поэтому способно трансформироваться в иное поведение»19. Г. К. Матвеев также полагает, что «бездействие и действие по своему содержанию одинаковы»20.

– по волевому критерию бездействие может выступать как осознанное (волевое), так и неосознанное. Следует отличать сознательный отказ от использования субъективных прав (например, при неумении или нежелании использовать субъективные права) от неиспользования таковых, которое также может принимать форму поведения, не имеющего внешнего выражения. Основаниями неосознанного неиспользования субъективных прав возможно считать незнание, забывчивость или иные состояния, связанные с особенностями психики и здоровья. Таким образом, можно определить два вида бездействия в гражданском праве: действие (например, неполное выполнение возложенных гражданско-правовых обязанностей) и событие. Возможно, именно этот момент имела в виду Ю. В. Истомина, считая, что «бездействие по своей природе бывает двух типов: бездействие как состояние, бездействие как поведение»21;

– по форме поведения различают негативный и позитивный юридический факт бездействия, о чем писалось выше. Здесь же следует отметить следующее. Украинский правовед В. В. Наден предлагает выделить его как отдельный классификационный критерий: «Положительные юридические факты будут присущи субъектам, которые надлежащим образом исполняют свои обязанности предусмотренные сделкой (договором), и, наоборот, отрицательные юридические факты характерны для субъектов, которые не исполняют, или ненадлежащим образом исполняют свои обязанности»22. Здесь есть две ошибки: во-первых, это деление знакомо еще римским юристам23. Более того, оно распространяется и на события, и на деяния, где факт отсутствия действия и есть бездействие. Негативные факты указывают на отсутствие необходимых по законодательству или по договору обстоятельств или действий. Тем самым, юридический факт бездействия, как указывалось выше, может быть как положительным, так и негативным.

Другая крайность наблюдается в позиции А. Х. Махиевой, которая вообще отрицает «необходимость в существовании подобного разграничения»24. Такая позиция нами не приветствуется, поскольку позитивными или негативными могут быть не только юридические акты, но и события. Если для негативного акта непризнание негативных юридических фактов можно компенсировать через категорию бездействия (для чего придется ее пересмотреть), то в случае непризнания негативных фактов-событий это ничем не компенсируется, поскольку нет иной уравновешивающей категории;

– по критерию правомерности различают правомерное и противоправное бездействие. Последнее возможно исключительно в форме неисполнения активных юридических обязанностей. Правомерным бездействие признается поведение, соответствующее предписаниям действующего законодательства, не нарушающее их, не противоречащее ни одному из действующих правовых предписаний, получающее позитивную социальную оценку25. Помимо того, что на лице должна лежать обязанность действовать соответствующим образом, при наступлении соответствующих юридических фактов из нормативного правового акта или договора, у субъекта должна быть реальная возможность действовать соответствующим образом26.

Признавая юридичекий факт правомерного и противоправного бездействия, полного и частичного бездействия в гражданском праве, мы опровергаем утверждение советского профессора Ю. С. Решетова о том, что «неиспользование права нельзя оценивать в качестве правомерного или противоправного поступка» в силу отсутствия явно выраженных его юридических результатов27. К слову, отказ от использования собственного права может ограничиваться законом. Так, в трудовом праве работник не вправе отказаться от ежегодных очередных отпусков. В гражданском праве такие факты нам не известны.

А. Д. Прусаков28 считает недостатком категории бездействия ее оценочный характер, что заключается в том, что без перечисления признаков действий, которые можно, должно или нельзя совершать, действие от бездействия точно отделить нельзя. На наш взгляд, самым слабым местом категории бездействия является ее континуальность, что выражается во взаимном переходе действия в бездействие и наоборот.

В целом, сравнивая определения, данные современными учеными и предшественниками, отдаем предпочтение современным как более обстоятельным. Рассмотрим некоторые из них. Согласно А. А. Прусакову, юридически значимое бездействие есть «регламентированное правом пассивное поведение субъекта, выраженное в неиспользовании лицом предоставленных ему возможностей либо несовершении обязательных действий»29. Как отмечалось выше, лицо может использовать свое субъективное право в форме бездействия, то есть, данное определение не приемлемо для гражданского права.

Л. Р. Хачатуров и Д. Г. Зарян предлагают следующее определение: «Бездействие – это противоправное, общественно опасное отсутствие проявления социальной активности субъекта, при условии, что он обязан был ее проявить и имел для этого реальную возможность, влекущее неблагоприятные изменения в объекте правовой охраны»30. Здесь исключена возможность позитивного бездействия, в силу чего дефиниция также не пригодна для гражданского права.

И. А. Есипова определяет правовое бездействие как опосредованную правом форму пассивного социально значимого поведения управомоченных и обязанных субъектов, влекущее позитивные или негативные правовые последствия31. Поскольку в ряде случаев бездействия присутствует элемент поведенческой активности, это определение также дефектно.

На наш взгляд, лучшее определение в свете теории юридических фактов дал С. В. Ярковой. Под юридически значимым бездействием он понимает несовершение субъектом конкретного правоотношения определенных, предусмотренных нормами права действий, которое влечет юридически значимые последствия, а именно возникновение, изменение или прекращение субъективных юридических прав и (или) обязанностей, ограничение указанных прав или создание препятствий в их реализации, применение мер публично-правового принуждения, в том числе мер юридической ответственности32. Здесь следует добавить, что бездействие охватывает и частичное выполнение предусмотренных нормами права действий.

Таким образом, в качестве отраслевых особенностей юридического факта бездействия в гражданском праве назовем: 1) бездействие в гражданском праве может выступать как правомерный факт; 2) невозможно четко противопоставить действие бездействию, о есть бездействие носит континуальный характер; 3) в классификации юридических фактов о паре «действие–бездействие» можно говорить условно, поскольку бездействие не всегда выступает уравновешивающей категорией для действия, иногда совмещаясь с ним. Правильнее считать бездействие особым видом деяния, в ряде случаев имеющим признаки действия; 4) бездействие для управомоченного носит позитивный характер, а для обязанного – негативный характер; 5) юридический факт бездействия государственных служащих носит межотраслевой характер и должен изучаться с этих позиций.

С учетом выявленных отраслевых особенностей понимания бездействия в гражданском праве предлагаем его следующее определение: «Бездействие в гражданском праве есть регламентированный правом, осознанный или неосознанный, правомерный и противоправный, имеющий или не имеющий внешнего выражения юридический факт-деяние, посредством которого управомоченное лицо реализует свое субъективное право (пассивное правопользование), а обязанное лицо не выполняет или ненадлежащим образом выполняет возложенную на него обязанность или выполняет ее не до конца, ненадлежащим образом, либо уклоняется от возложенных на него обязанностей, не выполняя их с помощью конкретного способа действия».

Классификация бездействия в гражданском праве охватывает следующие виды: одномоментное и длящееся бездействие; в форме соблюдения правовых запретов, неиспользования субъективных прав и использование пассивных прав; полное и частичное (чистое и смешанное) бездействие; реализуемое в активном и в пассивном поведении; осознанное (волевое рассматривается как вид деяния) и неосознанное (как факт-событие); правомерное и противоправное; негативный и позитивный юридический факт бездействия.

Ispol’zovannye istochniki i literatura

Normativnye akty

1. Grazhdanskij kodeks Respubliki Belarus‘: Kodeks Resp. Belarus‘, 7 dek. 1998 g., № 218-З (s izm. i dop.). Nac. pravovoj Internet-portal Resp. Belarus‘, 31.07.2018, 2/2573.

Nauchnaja literatura

2. Bezdejstvija sobstvennika po otnosheniju k nedvizhimomu imushhestvu [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: <https://arealaw.ru/yuridicheskoe-zaklyuchenie-po-nedvizhimosti/bezdejstviya-sobstvennika-po-otnosheniyu-k-nedvizhimomu-imushchestvu>.

3. DVORECKAJA, A. A. Teorija juridicheskih faktov v rimskom prave, ego istoriografii i v obshhej teorii prava: Posobie dlja studentov vuzov. Minsk: Tesej, 2007.

4. ESIPOVA, I. A. Pravovoe bezdejstvie: dis. ... kand. jurid. nauk: 12.00.01. Volgograd, 1998.

5. ISTOMINA, Ju. V. Bezdejstvie gosudarstvennyh sluzhashhih i sposoby preodolenija protivopravnosti / pod red. Ju. N. Starilova. Voronezh: GOUVPO «VGTU», 2008.

6. KALUSOV, Ju. Ju. Bezdejstvie kak uslovie grazhdansko-pravovoj otvetstvennosti. Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii, 2010, nr. 5, s. 132–134.

7. MATVEEV, G. K. Osnovanija grazhdansko-pravovoj otvetstvennosti. М.: Jurid. lit-ra, 1970.

8. MAHIEVA, A. H. Juridicheskie fakty v grazhdanskom prave Kyrgyzskoj Respubliki: avtoref. dis. ... kand. jurid. nauk: 12.00.03. Dushanbe, 2011 [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: <http://www.dissercat.com/content/yuridicheskie-fakty-v-grazhdanskom-prave-kyrgyzskoi-respubliki>.

9. NADEN, V. V. Juridicheskie fakty kak osnovanija vozniknovenija, izmenenija i prekrashhenija sub#ektivnoj objazannosti. Zhurnal nauchnyh publikacij aspirantov i doktorantov, 2013, nr. 9, s. 63–69.

10. PRUSAKOV, A. D. Dejstvie i bezdejstvie kak formy juridicheski znachimogo povedenija: dis. ... kand. jurid. nauk: 12.00.01. Saratov, 2008.

11. RESHETOV, Ju. S. Realizacija normy sovetskogo prava: sistemnyj analiz. Kazan‘: Izd-vo Kazanskogo un-ta, 1989.

12. RUDAVIN, A. A. Prestupnoe bezdejstvie (ugolovno-pravovoj i kriminologicheskij aspekty): dis. ... kand. jurid. nauk: 12.00.08. Rjazan‘, 2013 [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: <http://www.dissercat.com/content/prestupnoe-bezdeistvie>.

13. SIMONOVA, Ju. I. Bezdejstvija kak forma sovershenija prestupnyh posjagatel‘stv: voprosy opredelenija i otvetstvennosti: dis. ... kand. jurid. nauk: 12.00.08. Cheljabinsk, 2011 [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: <http://www.dissercat.com/content/bezdeistvie-kak-forma-soversheniya-prestupnykh-posyagatelstv-voprosy-opredeleniya-i-otvetstv>.

14. HARITONOVA, A. A. Bezdejstvie v grazhdanskom prave [Jelektronnyj resurs]. Zakon i pravo, 2011. Rezhim dostupa: http://naukarus.com/bezdeystvie-v-grazhdanskom-prave>.

15. HARITONOVA, A. A. Bezdejstvie juridicheskij fakt-sobytie v grazhdanskom prave [Jelektronnyj resurs]. Zakon i pravo, 2014, nr. 2. Rezhim dostupa: http://naukarus.com/bezdeystvie-kak-yuridicheskiy-fakt-sobytie-v-grazhdanskom-prave>.

16. HACHATUROV, R. L.; ZARJAN, D. G. Pravovoe bezdejstvie: voprosy teorii [Jelektronnyj resurs]. Predstavitel‘naja vlast‘.  Rezhim dostupa: <http://www.pvlast.ru/archive/index.337.php>.

17. JaRKOVOJ, S. V. Administrativnoe bezdejstvie: ponjatie i trebovanija zakonnnosti. Vestnik Omskoj juridicheskoj akademii, 2016, nr. 3 (32), s. 102–106..

Inaction as a Legal Fact in Civil Law (on the Example of the Republic of Belarus)

Hanna Shafalovich
(Belarus State Economic University)

Summary

Only recently has the interest in inaction within the context of the theory of legal facts emerged. The sporadic researches of inaction in civil law did not develop a more or less certain concept of the legal fact of inaction in civil law. Still, civil law itself has not developed an acceptable definition of inaction. Features in civil law branches and signs of inaction are not revealed, its classification is not carried out, and the main ways and means of overcoming its negative consequences are not developed. This article is designed to meet these tasks.

Considering the branch features of the legal fact of inaction in civil law, we will state the following: (1) inaction in civil law can act as a lawful fact; (2) an accurate opposition of action to inaction is impossible, based on the continual nature of the latter; (3) in classifying legal facts, the dichotomous concept of the “action-inaction” can be spoken about conditionally, as inaction not always acts as a counterbalancing category for an action. It is more correct to consider it a special type of act, in some cases having signs of action; (4) inaction for authorized has positive, and for obliged negative character; (5) the legal fact of inaction of public servants has a cross-branched nature.

Taking into account the revealed branch features of inaction of understanding in civil law, we offer the following definition for it: “Inaction in civil law is regulated by the right, conscious or unconscious, lawful and illegal, having or not having external expression, legal act by means of which the authorized person exercises a subjective right (passive right use), and the obliged person does not carry out or in an inadequate way carries out the duty assigned to them or carries out it not up to the end, up to an inadequate image, or evades their assigned duties by not performing them by means of a concrete way of operation.”

Classification of inaction in civil law covers the following types: one-stage and lasting inaction; in the form of observance of the legal bans, non-uses of the rights provided by the authorizing norms and the use of the passive rights; full and partial (clean and mixed) inaction; realized in active and in passive behavior; realized (strong-willed – as a type of act) and unconscious (as the event); lawful and illegal; a negative and positive legal fact of inaction.

Neveikimas kaip juridinis faktas civilinėje teisėje (Baltarusijos Respublikos pavyzdžiu)

Ana Šafalovič
(Baltarusijos valstybinis ekonomikos universitetas)

Santrauka

Tik neseniai susidomėta neveikimu juridinių faktų teorijos kontekste. Sporadiniai civilinės teisės tyrimai nesukūrė bent kiek labiau apčiuopiamos neveikimo, kaip juridinio fakto, sampratos, civilinės teisės mokslas nepasiūlė priimtino neveikimo apibrėžimo. Šakiniai neveikimo požymiai ir jo ypatumai civilinėje teisėje nėra atskleisti, jo klasifikacija nesukurta, pagrindiniai būdai ir priemonės, leidžiančios įveikti neigiamus neveikimo padarinius, nėra nustatyti ir išvystyti. Šiuo straipsniu siekiama pašalinti nurodytus trūkumus.

Neveikimo, kaip juridinio fakto, šakiniai civilinės teisės požymiai yra šie: 1) neveikimas civilinėje teisėje gali būti teisėtas faktas; 2) neįmanoma tiksliai priešpriešinti veikimo neveikimui, t. y. pastarojo nepertraukiamumui; 3) klasifikuojant juridinius faktus apie „veikimo ir neveikimo tandemą“ galima kalbėti sąlygiškai, nes neveikimas ne visada yra kompensacinė kategorija veikimo atžvilgiu. Būtų tikslingiau laikyti neveikimą ypatinga veikimo rūšimi, tam tikrais atvejais turinčia veikimo požymių; 4) neveikimas įgalioto asmens atžvilgiu yra teigiamojo, o įpareigoto asmens atžvilgiu – neigiamojo pobūdžio; 5) valstybės tarnautojų neveikimo teisinio fakto tarpšakinis pobūdis.

Atsižvelgdami į atskleistus šakinius civilinius neveikimo bruožus, siūlome tokį apibrėžimą: „Civilinėje teisėje neveikimas yra teisės reglamentuotas, sąmoningas ar nesąmoningas, teisėtas ar neteisėtas, turintis ar neturintis išorinės išraiškos juridinis aktas – veikla, kuria įgaliotas asmuo įgyvendina savo subjektinę teisę (pasyvus naudojimasis teisėmis), o įpareigotas asmuo nevykdo arba netinkamai vykdo jam paskirtą pareigą arba atlieka ne iki galo, nepakankamai, arba vengia jam paskirtų pareigų, nevykdydamas jų konkrečiu veikimo būdu“.

Neveiklumo klasifikavimas civilinėje teisėje apima šiuos tipus: vieno etapo ir ilgalaikis neveikimas; teisinių draudimų laikymasis, leidžiančiomis teisės normomis suteiktų teisių nenaudojimas ir pasyvių teisių naudojimas; visiškasis ir dalinis (grynasis ir mišrusis) neveikimas; įgyvendinamas aktyviu ir pasyviu elgesiu; realizuotasis (valingasis, kaip veiksmo rūšis) ir nesąmoningasis (kaip įvykis); teisėtas ir neteisėtas; neigiamasis ir teigiamasis juridinis neveikimo faktas.

1 МАХИЕВА, А. Х. Юридические факты в гражданском праве Кыргызской Республики: автореф. дис. ...канд. юрид. наук: 12.00.03. Душанбе, 2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа: <http://www.dissercat.com/content/yuridicheskie-fakty-v-grazhdanskom-prave-kyrgyzskoi-respubliki>.

2 ХАРИТОНОВА, А. А. Бездействие в гражданском праве [Электронный ресурс]. Закон и право, 2011. Режим доступа: <http://naukarus.com/bezdeystvie-v-grazhdanskom-prave>; ХАРИТОНОВА, А. А. Бездействие юридический факт-событие в гражданском праве [Электронный ресурс]. Закон и право, 2014, ;№. 2. Режим доступа: http://naukarus.com/bezdeystvie-kak-yuridicheskiy-fakt-sobytie-v-grazhdanskom-prave.

3 КАЛУСОВ, Ю. Ю. Бездействие как условие гражданско-правовой ответственности. Вестник Московского университета МВД России, 2010, № 5, с. 132–134.

4 Гражданский кодекс Республики Беларусь: Кодекс Респ. Беларусь, 7 декабря 1998 г., № 218-З (с изм. и доп.). Нац. правовой Интернет-портал Респ. Беларусь, 31.07.2018, 2/2573.

5 ХАРИТОНОВА, А. А. Бездействие в гражданском праве <...>.

6 КАЛУСОВ, Ю. Ю. Бездействие как условие гражданско-правовой ответственности <...>, с. 132; ХАЧАТУРОВ, Р. Л.; ЗАРЯН, Д. Г. Правовое бездействие: вопросы теории [Электронный ресурс]. Представительная власть. Режим доступа: <http://www.pvlast.ru/archive/index.337.php>.

7 ХАРИТОНОВА, А. А. Бездействие в гражданском праве <...>.

8 Бездействия собственника по отношению к недвижимому имуществу [Электронный ресурс]. Режим доступа: <https://arealaw.ru/yuridicheskoe-zaklyuchenie-po-nedvizhimosti/bezdejstviya-sobstvennika-po-otnosheniyu-k-nedvizhimomu-imushchestvu>.

9 МАХИЕВА, А. Х. Юридические факты в гражданском праве Кыргызской Республики <...>.

10 ПРУСАКОВ, А. Д. Действие и бездействие как формы юридически значимого поведения: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. Саратов, 2008, с. 11.

11 ЕСИПОВА, И. А. Правовое бездействие: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. Волгоград, 1998, с. 8.

12 ПРУСАКОВ, А. Д. Действие и бездействие <...>, с. 6.

13 Там же, с. 11.

14 ХАЧАТУРОВ, Р. Л.; ЗАРЯН, Д. Г. Правовое бездействие <...>.

15 РУДАВИН, А. А. Преступное бездействие (уголовно-правовой и криминологический аспекты): дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Рязань, 2013 [Электронный ресурс]. Режим доступа: <http://www.dissercat.com/content/prestupnoe-bezdeistvie>.

16 СИМОНОВА, Ю. И. Бездействия как форма совершения преступных посягательств: вопросы определения и ответственности: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Челябинск, 2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа: <http://www.dissercat.com/content/bezdeistvie-kak-forma-soversheniya-prestupnykh-posyagatelstv-voprosy-opredeleniya-i-otvetstv>.

17 РУДАВИН, А. А. Преступное бездействие <...>.

18 Там же.

19 ИСТОМИНА, Ю. В. Бездействие государственных служащих и способы преодоления противоправности / под ред. Ю.Н. Старилова. Воронеж: ГОУВПО «ВГТУ», 2008, с. 144.

20 МАТВЕЕВ, Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.: Юрид. лит-ра, 1970, с. 56–57.

21 ИСТОМИНА, Ю. В. Бездействие <...>, с. 144.

22 НАДЕН, В. В. Юридические факты как основания возникновения, изменения и прекращения субъективной обязанности. Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов, 2013, № 9, с. 66.

23 ДВОРЕЦКАЯ, А. А. Теория юридических фактов в римском праве, его историографии и в общей теории права: пособие для студентов вузов. Минск: Тесей, 2007, с. 90–91.

24 МАХИЕВА, А. Х. Юридические факты <...>.

25 ПРУСАКОВ, А. Д. Действие и бездействие <...>, с. 11.

26 ХАЧАТУРОВ, Р. Л.; ЗАРЯН, Д. Г. Правовое бездействие <...>.

27 РЕШЕТОВ, Ю. С. Реализация нормы советского права: системный анализ. Казань: Изд-во Казанского. ун-та, 1989, с. 9.

28 ПРУСАКОВ, А. Д. Действие и бездействие <...>, с. 11.

29 Там же.

30 ХАЧАТУРОВ, Р. Л.; ЗАРЯН, Д. Г. Правовое бездействие <...>.

31 ЕСИПОВА, И. А. Правовое бездействие <...>, с. 7–8, 42.

32 ЯРКОВОЙ, С. В. Административное бездействие: понятие и требования законности. Вестник Омской юридической академии, 2016, № 3 (32), с. 103.