Прием художественной мистификации в романе К. Рансмайра «Последний мир»
Straipsniai
Natalia Kovtun
Siberian Federal University, Russia
Publikuota 2014-04-25
https://doi.org/10.15388/RESPECTUS.2014.25.30.5
PDF

Reikšminiai žodžiai

Рансмайр
«Последний мир»
постмодернизм
формы авторской саморефлексии

Kaip cituoti

Kovtun N. (2014) „Прием художественной мистификации в романе К. Рансмайра «Последний мир»“, Respectus Philologicus, 25(30), p. 74-88. doi: 10.15388/RESPECTUS.2014.25.30.5.

Santrauka

В статье предложена новая трактовка знакового романа австрийского писателя К. Рансмайра «Последний мир» (Christoph Ransmayr «Die letzte Welt», 1988), признанного лучшим текстом европейской прозы конца 1980-х годов2. В современной критике произведение анализируется в контексте эстетики постмодернизма, что выглядит более чем спорным. Сюжетную основу романа составляет поиск, интерпретация мистифицируемой и мифологизируемой поэмы Овидия «Метаморфозы». Варианты прочтения знаменитого текста понимаются нами как способы овнешнения, проверки авторского самосознания, попытки приближения к истине как первосмыслу, что явлен в Книге Бытия. Избранный ракурс исследования позволяет выявить формы авторской саморефлексии через образы-маски (герой – рассказчик – «комментатор» -читатель), сюжетное повествование (факты художественной реальности – события повествования – процесс «комментирования»-чтения), мистификацию текстов (произведения мировой литературы – книги персонажей-рассказчиков – текст читателя-«интерпретатора») и систему комментариев к ним. Герои-рассказчики, предлагающие различные толкования исчезнувшей поэмы, реализуют собственное понимание действительности, требующее дальнейшего обсуждения и проверки. Человеческая история сохраняется в памяти, сознании людей благодаря рассказам, авторы которых опираются на собственный экзистенциальный опыт и опыт предшественников, прогнозируют будущее. Процесс познания – суть процесс чтения, интерпретации прежних и создания новых текстов, что расходится с основным тезисом постмодернизма о самозамкнутости, герметичности произведения. Овидию в романе открывается тайна ускользающего времени, рая и ада, которую он пытается донести до собеседников. Процесс сопереживания, сотворчества повествователя и читателя/слушателя приближает к пониманию метафизических основ бытия.

PDF
Kūrybinių bendrijų licencija

Šis kūrinys yra platinamas pagal Kūrybinių bendrijų Priskyrimas 4.0 tarptautinę licenciją.

Susipažinkite su autorių teisėmis žurnalo politikoje skiltyje Autorių teisės.